• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

Первые русские на берегах Оби

Каких только имён не встретишь в местной прессе, не услышишь по телевидению и радио! Кажется, со всего мира прибыли люди в Новосибирск. А каковы были фамилии самых первых семей, осевших в наших краях много–много лет тому назад, первых русских семей? Есть ли ответ у историков? Похоже, есть.

Хотя левобережье вошло в состав города Новосибирска лишь в 1930 году, то есть через 37 лет после начала строительства железнодорожного моста, именно жителей Большого и Малого Кривощёкова, а также других левобережных деревень можно считать истинно коренными жителями Новосибирска. Мост привёл к уничтожению села Большое Кривощёково: часть его жителей переселилась в другие деревни левого берега, а другая часть перебралась на правый берег, где рождался новый город и где уже существовал Кривощёковский выселок.

На сооружение моста прибыли чиновники и путейцы, но основную массу строителей составляли пришлые артели, которые трудились сезонно, и разного рода бродяги со всей Руси. Сейчас их бы, видимо, назвали гастарбайтерами. Большинство из них умели только копать и строить. Так это и требовалось! Разумеется, в их среде наблюдалась большая текучка, освоиться на новом месте солидно, с собственным домом, ремеслом, для них было почти невозможно. Квалифицированные строители, инженеры, другие специалисты вместе с железной дорогой двигались дальше на восток. Вот и получается, что «средний класс» молодого посёлка, а затем городка составили колыванские, каинские и алтайские купцы, а также ремесленники, извозчики, мастеровые, лавочники, пекари, кузнецы и хлеборобы из левобережных деревень. К моменту рождения Новосибирска в этих деревнях русские люди жили уже двести лет, прекрасно приспособились к местному климату, отлично охотились, рыбачили, растили скот и пахали земли. Естественно, их опыт и стал основой образа жизни молодого городка.

Несмотря на благоприятные по сибирским меркам климатические условия, русские колонисты начали заселять земли Новосибирской области сравнительно поздно. Давайте вспомним, что воевода Воейков с отрядом казаков разбил войско хана Кучума в районе нынешнего села Верх–Ирмень в августе 1598 года. Сам престарелый хан с группой телохранителей на лодках сплавился вниз по Оби и скрылся в крепости племени чатов на правом берегу. Сибирское ханство, в котором господствовал Кучум (вроде бы этнический узбек), располагалось на территории нынешней Тюменской области, шло на юг по левому берегу реки, а за Обью в те времена начиналась Телеутская землица — владения «белых калмыков», имевших сильную армию.

Есть мнение, что «белые калмыки» представляли собой остатки Синей орды — могущественной империи Чингисхана. Как бы то ни было, хан Кучум, отсидевшись несколько дней в крепости чатов (на территории Новосибирска — в районе станции метро «Октябрьская»), признал поражение в войне с русскими казаками, похоронил павших воинов и покинул навсегда родные для него земли. Казалось бы, что мешало русским казакам немедленно заселить берега Оби у Коровьего брода — древней переправы через Обь, где и вырос впоследствии Новосибирск, где несколько веков стояла татарская крепость? Вот она и мешала.

Чаты, как и другие сибирские аборигены, платили дань телеутам, а те защищали их земли умело и беспощадно. Русские колонисты пошли дальше на восток, обходя границы Телеутской землицы — Новосибирской области, Кузбасса, Алтая. Лишь через сто с лишним лет после битвы Воейкова с Кучумом, уже во времена Петра Великого, телеутская знать признала, что не в силах противостоять русскому наступлению и мигрировала в северную Монголию, в Джунгарию. Вот тогда новосибирские земли и стали заселяться русскими людьми. Однако чатская крепость по–прежнему стояла в Чертовом городище, и поэтому русским достался левый берег Оби: на правом чаты спокойно хозяйствовать не позволяли. И только возведение Транссиба сбросило их с насиженных мест.

Коренными жителями территории Новосибирской области, то есть аборигенами, являются барабинские татары — часть сибирских татар. Ныне около десяти тысяч барабинских татар проживают на западе нашей области. Калмыки (ойраты и телеуты) совершали в давние времена регулярные набеги на поселения татар, и русские колонисты также оказывались перед этой угрозой. Поэтому они и предпочитали селиться севернее, в районе Томска. Образование самого раннего русского поселения в наших местах — Маслянина — датируют 1644 годом. Однако почти весь XVII век можно считать потерянным в деле освоения московитами пространств верхнего Приобья.

Лишь в самом конце XVII века, в начале правления Петра Великого, в Новосибирскую область охотно потянулись русские мигранты. Вызвано это было миграцией телеутов в Джунгарию: они добровольно покидали Западную Сибирь, освобождая земли. Боярский сын Алексей Круглик основал в 1695 году заимку - деревня Кругликово находится ныне в Болотнинском районе. Вскоре возникло ещё несколько деревень — Пашкова, Красулина, Гутова, Кривощёкова и Морозова. Вот эти фамилии и можно считать первыми, исконно новосибирскими русскими фамилиями.

В начале XVIII века построили Бердский острог, задачей которого стало обеспечение безопасности жителей окружающей местности. Вообще до 1745 года освоением Сибири и охраной границ империи занимались в основном сибирские казаки, первые из которых пришли сюда ещё с Ермаком Тимофеевичем. С тех пор дошла до нас поговорка: «Границы Российского государства лежат на арчаке казачьего седла».

О чём говорят старые переписи населения

Первые русские деревни в наших местах появились на берегах рек Чаус, Ояш и Иня. Датой основания Большого Кривощёкова называют 1710 год. Казак Фёдор Креницын прожил в Сибири более двадцати лет. Обзавёлся женой и ребятишками. Не раз сходился в жестоких сечах с татарами, в одной из них будто бы вражеский клинок и рассёк ему щеку, что и дало ему прозвище — Кривощёк. По другим сведениям, ещё в мальчишках Фёдора лягнула кобыла, ранив щеку. Но не воинским искусством прославился Фёдор Кривощёк, а умелым хозяйствованием.

Можно его назвать первым новосибирским архитектором, можно первым старостой или ещё как. Именно его в 1710 году комендант Кузнецкого острога Борис Синявин направил с группой казаков на левый берег Оби — выстроить Никольский погост напротив Чатской крепости. Погост в те времена объединял православную часовню и торговый лабаз. Само собой, вокруг этих объектов немедленно выросли жилые усадьбы. Бывалый казак основал поселение не абы где, а прямо у древней переправы через великую сибирскую реку: это было удобно для мирной торговли с правобережными татарами.

И мост наш железнодорожный тоже не случайно здесь соорудили: дорога была накатана веками, хоть и не железная, а трактовая, с бродом через Обь. Рядом с усадьбой Кривощёка построили дом Иван Епанчиков с женой Федосьей. Через год Кривощёк отвёз в Кузнецкий острог пшеницу первого урожая на пяти подводах, шумно нахваливал новые места — делал им рекламу. Следом за ним потянулись другие охочие люди. Кто–то поселился за речкой Тулой, и новую деревню назвали Малое Кривощёково. А после появились Вертково, Ерестная. В том же XVIII веке возникли деревни Толмачёвская, Криводановка, Ярковское, Шилово, Огурцово, Прокудское, Бугринская, Шатрово, Кривошапкино, Барышево, Плотниково, Кобылий Лог...

Сам Фёдор Креницын в наших местах особо не задержался. Человек он был служивый и вскоре получил новый приказ: уже в 1716 году он строил деревню на алтайских землях, тоже покинутых ушедшими в Джунгарию телеутами. Где–то вблизи Барнаула есть ещё одна деревня Кривощёково. Разумеется, казак Кривощёк возводил мирные поселения не в одиночку — были у него в подчинении и плотники, и землемеры, и мельники, и другие мастера.

По переписи 1721 года в Большом Кривощёкове проживали 126 человек, а в Малом Кривощёкове — двадцать. В Большом насчитывалось около сорока фамилий, то есть получалось, что в семье три человека. Так не могло быть. Очевидно, что малых детей и девушек в переписи не учитывали, а потому жителей в действительности было значительно больше, до тысячи человек. В той самой первой новосибирской переписи среди прочих упоминаются такие фамилии: Банщиковы, Быковы, Ощепковы, Томиловы, Чистяковы.

В 1760 году была проведена новая перепись местных жителей. В неё попали уже и другие деревни, к тому времени разросшиеся в окрестностях будущей столицы Сибири. От той переписи сохранился список мужчин, очень редкий: Алексей Чистяков, Афанасий Белоусов, Матвей Шмаков, Алексей Чернышёв, Григорий Быков, Григорий Томилов, Фёдор Подгорбунский, Елизар и Евдоким Некрасовы, Иван Ощепков, Савелий Кочергин, Михайла Шмаков, Григорий Филушев, Иван Даурцов, Ефим Быков, Алексей Жуков, Семён Сотосин, Никита Березовых, Ларион Быков, Василий Табатчиков, Фёдор Семенцов, Роман Кунгурцев, Кондрат Подкутин, Яков Невьянцов, Василий Гусельников, Иван Елисеев, Егор Брагин, Григорий Мордвиновов, Дементий Пупков, Иван Кривошапкин, Степан Барышев.

Вчитайтесь в этот перечень. Некоторые из названных людей принадлежат к основателям новосибирских сёл, например — Барышево, Гусельниково, Кривошапкино. Некоторые (Белоусовы, Чистяковы) основали на правом берегу Кривощёковский выселок, откуда начался рост города в 1893 году.

А ещё поглядите на имена! Четыре Ивана, четыре Григория, три Алексея, два Фёдора, два Василия, а ещё Елизар и Евдоким, Савелий и Михайла, Ефим и Семён, Никита и Ларион, Роман и Кондрат, Яков и Егор, Дементий и Степан. Ни одного Николая, ни одного Андрея, Сергея, Дмитрия, даже Александра! В наши дни у новосибирцев имена Иван, Григорий, Алексей, Фёдор, конечно, менее популярны.

В Кривощёковском выселке на правом берегу, перед началом строительства железнодорожного моста, кроме Белоусовых и Чистяковых значились также Баландины, Боталовы, Гордеевы, Казанцевы, Каринкины, Китовы, Карабельщиковы, Крыловы, Можаевы, Паньшины, Петуховы, Савельевы, Туровы, Утевы, Ушаковы, Шестеровы.

Ермак или Василий? Токмак или Аленин?

Первыми на Руси фамилии приобрели граждане Великого Новгорода — уже в XIII веке. Несколько позже, в XIV-XV веках, родовые имена появились у князей и бояр. У крестьян в тот период фамилий обычно не было, их функцию выполняли прозвища и отчества, а также упоминание хозяина.

При Петре Первом в связи с введением подушной подати и рекрутской повинности официально ввели самые ранние документы полицейского учёта — проезжие грамоты (паспорта). В XVIII и XIX веках начали распространяться фамилии у служащих людей и купечества. В центральной России до XIX века фамилии среди крестьян были редки. Тем не менее при исторической необходимости они всегда указывались — на основании уличных прозвищ или имён дедов. Например, крестьянин Иван Сусанин жил в начале XVII века, а няня Пушкина Арина Родионовна имела фамилию Яковлева, хотя и считалась крестьянкой.

Только после отмены крепостного права в 1861 году крестьяне получили обязательную фамилию. Их часто образовывали от фамилий помещиков (Гагарины, Воронцовы), от названия сёл или местности (Успенские, Лебедевские), от семейных прозвищ (Некрас, Дур, Чертан, Злоба). Часто основой становилось мирское имя: Горазд, Ждан, Любим. В каждой семье тогда помнили, как звали предков до седьмого колена. В древнерусской традиции было принято называть младенцев охранными именами, оберегами, то есть именами с отрицательным содержанием, чтобы отпугнуть нечистую силу. Считалось, что Дур вырастет умным, а Голод всегда будет сытым. До сих пор принято ругать студентов, идущих на экзамен, или охотников, отправляющихся за добычей.

У многих крестьян в качестве фамилии записывали отчество. В царских указах о переписи обычно требовалось записывать всех по именам отцов и с прозвищами, то есть по имени, отчеству и фамилии. Однако долгое время крестьянская фамилия жила в продолжение одного поколения. Например, родился в семье Ивана малыш Степан, и во всех метриках он именуется Степан Иванов, а когда у него родится сын Андрей, того уже именуют Андрей Степанов, а вовсе не Иванов.

В Сибири не было крепостничества, её завоевывали и осваивали казаки — вольные люди. Гордость и служебная необходимость заставляла их иметь не только имена, но и фамилии–прозвища. Рядом с Ермаком сражались атаманы Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан, Матвей Мещеряк, Черкас Александров, Богдан Брязга. Однако самого завоевателя Сибири народ знает просто по имени — Ермак, или по отчеству — Тимофеевич.

Одни историки говорят, что Ермак — это разговорный вариант имени Ермолай, другие — что это прозвище по названию котла для приготовления пищи. Кто–то утверждает, что полное имя знаменитого атамана — Ермолай Тимофеевич Токмак, кто–то — Василий Тимофеевич Аленин. Но это — конец XVI века. А ко времени образования первых русских деревень на территории нынешнего Новосибирска многое изменилось, это уже было не Московское царство, а Российская империя.

новыйобразованиеместаинженерыПетрадеревнимнениегородакрепостьлюдиА-классростправафамилиядеревняСибирьбелыегородНовосибирскТОметроОТ и ДОдокументыОбьмостстроителидомНовый годЧеловекдорогаXIX век


172 просмотра
Николай ПЕРВОКЛАССНИКОВ

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования